13 Сен 2018  

Роберт Кочарян: Не собираюсь заниматься саморекламой

(Интервью было записано утром 11 сентября, до публикации записи телефонных раговоров руководителей Службы национальной безопасности и Специальной следственной службы).

 

- Господин Кочарян, после Вашего ареста некоторые СМИ, выступающие против Вас, проводили опросы на улицах, большинство участников которых резко отрицательно высказывались о Вас. Лояльные Вам СМИ делали свои опросы, и там картина была прямо противоположной. Вы готовы провести эксперимент и пройтись пешком по улицам Еревана, Гюмри, Ванадзора и поговорить с людьми, чтобы узнать их реальное отношение к себе?

 

- Думаю, что такой «выход в люди» вряд ли будет репрезентативным. Есть более правильные методы оценки общественного мнения, и моя команда сейчас этим занимается. У меня никогда не было проблемы выйти на улицу. Последние годы я практически всегда путешествовал один, встречал массу людей, и никогда не чувствовал отрицательного отношения к себе. Напротив, люди подходят, фотографируются, спрашивают о чем-то.

 

Эйфория, которая существует в Армении, конечно, в определенной степени деформировала ситуацию, но думаю, что я обладаю неплохой базой, на которой можно выстраивать дальнейшие действия.

 

Повторюсь, у меня нет проблемы выйти к людям, но вряд ли это позволит понять, как они в действительности ко мне относятся.

 

- Вы упомянули эйфорию. Она пришла на смену той апатии, которая, как Вы говорили в своих интервью последних лет, царила в армянском обществе. То, что произошло в Армении в апреле, стало для Вас сюрпризом?

 

- Нет. После захвата полка полиции летом 2016 года я говорил, что это – «желтая карточка» политической системе Армении. Меня тогда поразило, что по сути террористические действия получили положительную оценку у части армянского общества. Погибли трое полицейских, но несмотря на это, люди, совершившие преступные действия, заручились достаточно широкой общественной поддержкой. Так что, поскольку я осознавал степень аккумулированного в обществе недовольства, большой неожиданностью события этой весны для меня не стали. Удивило то, как это вылилось в так называемую «бархатную революцию».

 

- А Вас удивило, что именно Николу Пашиняну удалось консолидировать людей и реализовать протестные настроения бескровным путем?

 

- Я думаю, что события развивалась по бескровному сценарию не из-за миролюбивости Никола Пашиняна, а по причине того, что власть не предпринимала тех мер, которые могла бы предпринять. Имело место пассивное противодействие властей тем методам, которые применяли оппоненты. С другой стороны, да, меня удивило то, что во главе этого процесса встал Никол Пашинян, лидер блока, обладающего всего 9-ю мандатами в парламенте. Думаю, что им удалось уловить «историчность» момента, «поймать волну» и добиться ошеломляющего успеха.

 

- За последние 10 лет Вы много критиковали власти. Вы жалеете о том, что выбрали своим преемником Сержа Саргсяна?

 

- История не терпит сослагательного наклонения, поэтому я не буду давать оценку постфактум.

 

- По какому принципу Вы выбирали преемника? 

 

- Приоритетным для меня был вопрос обеспечения безопасности Армении и Нагорно-Карабахской Республики. Выбирая преемника, я прежде всего думал - кто способен наиболее эффективно решать вопросы обеспечения безопасности? Карьера Сержа Саргсяна подсказывала мне, что из возможных претендентов он является наиболее подготовленным для решения этих вопросов.

 

- Говорят, что кандидатом в преемники был и министр иностранных дел Вардан Осканян. Были и другие кандидаты?

 

- Я рассматривал кандидатуры нескольких человек из правительства. Это были яркие и достаточно эффективные в своих областях люди. Но вопрос безопасности для меня являлся главенствующим, и в этом контексте Серж Саргсян был вне конкуренции.

 

- Недавно Вы сказали, что за последние 5 лет лишь дважды встречались с Сержем Саргсяном. Вы потеряли друга?

 

- Мы не ссорились, не ругались. Но наши отношения свелись к формальным контактам – в основном по случаю дней рождений или соболезнований в связи с уходом близких. 

 

Для меня это было осознанным дистанцированием от той политики, которую я в той или иной степени не воспринимал. Мы действительно дружили много лет, пресса нас всегда крепко связывала и мне хотелось показать людям, что я не разделяю политику властей по целому ряду направлений.

 

- После Вашего ареста политические силы, включая РПА, отдельные политики сделали заявления. Серж Саргсян промолчал. Вам не было обидно?

 

- Вы знаете, я даже не подумал об этом. При этом я понимаю, что он наверняка не разделял мнение тех людей, которые радовались моему аресту.

 

- В последние несколько месяцев и в прошлом Вы высказывали свою позицию относительно того, что произошло в Ереване 1-2 марта 2008 года. И все-таки я хочу спросить: Вы чувствуете ответственность за те события, которые унесли жизни 10 человек?

 

- Думаю, что какую-то долю ответственности за произошедшее несет не только президент, но и многие другие. Когда пытаешься оценить ситуацию в ретроспективе, понимаешь, что, может быть, случившегося можно было избежать, но, возможно, могло быть и хуже. Какое-то чувство вины, конечно, чувствует каждый, в том числе и я.

 

- 1 марта 2008 года, уже после разгона митинга на площади Свободы, у Вас не было мысли позвонить Левону Тер-Петросяну и попытаться урегулировать ситуацию?

 

-  Я тогда очень обрадовался инициативе Католикоса, который решил поехать на встречу с Тер-Петросяном. Но после этого, как Католикоса даже не приняли, я понял, что попытки установить контакт являются бессмысленными.

 

Ситуация могла бы пойти по совершенно иному сценарию, если бы была реализована достигнутая днем 1 марта договоренность полиции с митингующими о том, что они продолжат митинг у Матенадарана. Но эта договоренность была сорвана Николом Пашиняном, который был в контакте с Тер-Петросяном. Было принято решение строить баррикады, оказывать сопротивление полиции. Не думаю, что в этих условиях мои попытки оказались бы эффективными.

 

Те события следует рассматривать в более широком контексте. По сути, начало «1 марта» было положено 21 сентября 2007 года, когда Левон Тер-Петросян заявил, что будет участвовать в выборах 2008 года. Он максимально радикализировал предвыборную кампанию. Власть он называл «хуже, чем татаро-монголы», «бандитским режимом», и то, что случилось 1 марта – результат этой радикализации. Этот «взрыв» сознательно готовился Тер-Петросяном и его командой несколько месяцев.

 

- Но люди собрались на площади Свободы, поскольку считали, что у них украли победу на выборах.

 

- Я считаю это продолжением того процесса, о котором только что говорил. Та радикальная кампания, которую они провели, делала невозможным признание своего поражения. Они начали процесс, который фактически не имел мирной развязки. Набрать 21.5 % голосов и называть себя «избранным президентом» - это значит создавать предпосылки для «1 марта».

 

Я уже говорил: если бы Тер-Петросян выражал сомнение в том, что Серж Саргсян набрал достаточное количество голосов для победы в первом туре и говорил «давайте проведем второй тур», тем самым он оставил бы место для переговоров. В этом случае я бы точно попытался вмешаться и найти какие-то точки соприкосновения. Но Тер-Петросян утверждал, что он одержал победу. Такая постановка вопроса не оставляла места для маневра.

 

- Говоря о «маневре» и гипотетическом втором туре, Вы фактически допускаете, что Серж Саргсян мог не набрать 53 % в первом туре президентских выборов 2008 года? 

 

- Я считаю, что Серж Саргсян выиграл в первом туре. У меня нет оснований думать иначе. Я говорю о том, что максималистская заявка Тер-Петросяна загнала ситуацию в тупик. И поскольку Вы чуть ранее спрашивали меня, что я мог предпринять для урегулирования ситуации, то я говорю, что будь Тер-Петросян готов к компромиссам, теоретически я мог бы попросить Сержа Саргсяна рассмотреть возможность проведения второго тура с целью разрядки ситуации.

 

- Если посмотреть на ситуацию в еще более широком контексте, то Ваше противостояние с Тер-Петросяном началось в 1998 году, когда он ушел в отставку. Спустя 10 лет после этого, в июле 2008 года, уже не будучи президентом и отвечая на вопрос о своем «теневом правлении», Вы назвали это «полной чушью» и добавили: «Если бы это было так, то Тер-Петросян, вероятнее всего, уже сидел бы за преступную деятельность (кстати, этим я бы исправил свою ошибку 1998 года)». Что именно Вы считаете своей ошибкой 1998 года?

 

- Возможно, это была эмоциональная ремарка с моей стороны. Возвращаясь к 1998 году, должен напомнить, что очень многие силы требовали от меня дать политическую оценку действиям прежнего режима. Я был категорически против, поскольку считал, что перед Арменией стоит масса проблем и надо заняться будущим страны, а не сводить счеты с политическими соперниками.

 

Тер-Петросян утверждал, что развитие Армении без уступок по карабахскому вопросу невозможно. Я считал иначе и стремился доказать это на деле. И моим ответом стало поступательное развитие Армении в последующие 10 лет, когда рост экономики измерялся двузначными цифрами. Думаю, это было важнее, чем попытки устраивать политическую вендетту с политическими соперниками.

 

- Другая тяжелая тема: теракт в парламенте 27 октября 1999 года. Многие прямо или непрямо говорят о том, что истинные мотивы этого преступления остались нераскрытыми, и это могло быть Вам на руку. Вы видите возможность преодолеть этот шлейф недоверия?

 

- Я сделал все возможное и невозможное для того, чтобы этого шлейфа не было. Я не раз говорил, что люди, которые вели следствие и возглавляли силовые структуры, пользовались полным доверием семьи Вазгена Саргсяна. Его брат был назначен премьер-министром. Я спросил Арама Саргсяна – есть ли в генеральной прокуратуре человек, которому он доверяет на 100 процентов? Он назвал имя своего друга детства, и я представил его на пост генерального прокурора. Работой следственной группы руководил военый прокурор Гагик Джангирян – человек, близкий семье Саргсянов. Что еще я мог сделать, чтобы снять какие-то сомнения?

 

Не говорю уже о том, что я был вынужден лично вести переговоры с террористами, поскольку люди, которые должны были этим заниматься, просто сбежали оттуда. 

 

- На похоронах Вазгена Саргсяна Вы сказали, что недавно потеряли родного брата, а теперь - Вазгена, который был Вам как брат. 

 

- Мы были с ним очень близки еще со времен войны в Карабахе. Я видел, как сильно он переживал, когда был вынужден размежеваться с Тер-Петросяном. Мы тогда много общались и я видел, с каким трудом он преодолел этот барьер. 

 

- Когда я смотрел Ваши последние телеинтервью, меня не покидало ощущение, что Вам очень не хочется снова заниматься активной политикой, но у Вас просто нет другого выхода. Это действительно так? 

 

- У меня несколько раз в жизни были ситуации, когда я принимал решение не потому, что хотел этого, а потому что задавал себе вопрос: если не я, то кто это сделает? 

 

Таким очень трудным решением было принять приглашение занять пост премьер-министра и переехать в Армению в 1997 году. 

 

Похожая ситуация была в критическое для Карабаха время, когда был создан Государственный комитет обороны (ГКО). Я взял на себя ответственность в то время, когда всем казалось, что Карабах уже потерян. Эту ситуацию достаточно откровенно описал в своей книге, которая готовится к печати.

 

27 октября 1999 года я поехал в парламент и тем самым взял на себя ответственность за жизни более чем 80 заложников, которые оставались в зале заседаний. Представьте себе ситуацию, если бы после моего приезда туда погиб бы хоть один человек! Но я пошел на этот шаг, поскольку понял, что больше некому это сделать.

 

- То есть, Вы бы вернулись в политику даже в том случае, если бы Вас не арестовали?

 

- Я не могу равнодушно смотреть на то, что происходит. Я вижу, что в стране идет разрушение институциональности. Очень много говорят о важности институциональности, но делают все с точностью до наоборот. 

 

- Готовясь к этому интервью, я прочитал большинство ваших интервью за последние 10 лет и обнаружил, что ваша критика властей если не по форме, то по содержанию была очень схожа с тем, что говорил Никол Пашинян. И сегодня я вижу некоторую иронию в том, что режим, который вы оба критиковали, пал, но теперь в фазу острого противостояния вступили Вы и Пашинян.

 

- Я всегда говорил, что буду высказывать свою точку зрения по всем вопросам, волнующим общественность, будь то пенсионная реформа, конституционные изменения, экономическая политика. И я высказывался.

 

Почему сегодня мы оказались с Николом Пашиняном на разных полюсах? У меня нет однозначного ответа на этот вопрос. Вероятнее всего, он видит во мне какую-то угрозу.

 

- То есть, все снова переходит в плоскость личного, а не идейного простовостояния? Вы считаете Никола Пашиняна своим врагом?

 

- Я не привык оперировать такими терминами, когда речь идет о политических процессах. Но думаю, что Никол Пашинян пожалеет о том, что связался со мной. Не думаю, что запуганный судья первой инстанции, который рассматривал мое дело, так сильно меня ненавидел, что назначил процесс на 01:30 ночи. Я понимаю, кому это было нужно.

 

- Вы вернулись в политику, в которой сегодня тон задают молодые люди. Сегодняшние 20-летние родились тогда, когда Вы стали президентом Армении, а когда Вы уходили с этого поста, им было 10 лет. Ваш образ, который создан во многих СМИ и социальных сетях, является, мягко говоря, непривлекательным для людей, которые не могут составить собственное впечатление о годах вашего правления в Армении и еще раньше – в Арцахе. Как Вы собираетесь достучаться до этих людей?

 

- У меня есть качества, которые делают политика сильным или слабым в зависимости от той ситуации, в которой он ведет свою деятельность. Я не могу притворяться, прямо говорю то, что думаю, не пытаюсь понравиться людям. Быстро принимаю решения и последователен в их реализации. Где бы я не был, я всегда показывал очень высокие результаты. Люди особенно ценят эти качества в критических ситуациях. 

 Должен признать, что моим оппонентам в определенной степени удалось создать образ, не соответствующий тому, кем я являюсь на самом деле. Но заниматься саморекламой, устраивать шоу – это не мое. Нам надо найти правильную форму общения с молодым поколением, и думаю, нам это удастся.

Полное интервью: https://mediamax.am/ru/news/interviews/30128/

|
Также может заинтересовать
09.04.2018  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
19.11.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
28.04.2014

 
 
 
 
 
 
 
 
 
25.01.2019

 
 
 
 
 
 
23.11.2013

 
 
 
 
 
 
 
 
09.07.2018  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
20.07.2017  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
15.10.2018

 
07.09.2015  |  Политические

 
 
 
 
25.01.2016

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
07.12.2018  |  Другие

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
28.04.2014

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
13.02.2015  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
16.08.2018

 
 
 
 
22.12.2018

 
 
 
 
 
 
 
04.07.2018  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
23.11.2013

 
 
25.01.2016

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
07.06.2018  |  Политические

 
 
 
12.03.2018  |  Политические

 
 
25.01.2016

 
25.12.2015  |  Политические

 
18.02.2019  |  Политические

 
 
 
07.08.2014  |  Политические
Офис Р.Кочаряна: Левон Айрапетян докажет свою невиновность

Не было бы правильно, если бы второй президент Армении Роберт Кочарян, не будучи осведомленным о деталях уголовного дела, выступил бы с политическими оценками об аресте предпринимателя Левона Айрапетяна. Об этом в беседе с корреспондентом Новости Армении – NEWS.am заявил глава офиса второго президента Армении Виктор Согомонян, коснувшись отношения Роберта Кочаряна к факту заключения армянского мецената под стражу.

Он выразил сожаление в связи с арестом армянского предпринимателя и известного благодетеля. «Что же касается муссируемых в СМИ и касающихся нас вопросов в этом контексте, то должен отметить следующее: Роберт Кочарян был избран независимым директором АФК «Система» в июне 2009 года, то есть в то время, когда компания уже в течение года была владельцем «Башнефти», - отметил он. Виктор Согомонян выразил надежду, что Левон Айрапетян докажет свою невиновность и не проведет много времени в неволе.

 
 
 
 
 
 
 
 
25.01.2016

 
04.05.2015

 
 
 
 
 
26.03.2015  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
18.04.2018  |  Политические

 
 
 
 
 
13.05.2016  |  Политические

 
 
 
 
 
 
09.09.2014

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
11.09.2018  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
23.11.2013

 
 
 
 
 
 
 
 
22.12.2016  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
08.04.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
 
21.04.2017  |  Политические

 
 
 
 
 
12.09.2018

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
15.01.2016

 
 
04.05.2015  |  Политические

 
04.03.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
01.05.2018  |  Политические

 
 
 
 
04.03.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
 
23.11.2013

 
 
 
 
 
27.06.2014  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
26.03.2015

 
 
 
04.12.2015  |  Политические

 
13.04.2015  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
08.04.2015  |  Политические

 
 
 
 
 
 
09.12.2018

 
 
07.12.2018

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
02.07.2018

 
 
 
 
23.11.2013

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
16.07.2018

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
19.11.2018

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
25.01.2016

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
26.01.2017  |  Политические

 
 
28.04.2014

 
 
 
 
 
08.06.2018

 
04.03.2015

 
 
 
18.01.2017  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
11.05.2016  |  Политические

 
 
 
09.07.2018

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
10.03.2014  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
26.07.2018

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
08.04.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
25.01.2019  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
27.06.2018

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
30.03.2017  |  Политические

 
 
 
08.06.2018  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
27.06.2018

 
 
 
12.10.2018  |  Политические

 
 
 
 
25.07.2018

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
30.06.2018

 
16.11.2015

 
 
 
 
 
 
25.01.2016

 
 
23.11.2013

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
06.10.2015  |  Политические

 
Все материалы, посылаемые нам посетителями сайта www.2rd.am и www.2nd.am, независимо от формы, количества и объема, полностью или частично публикуются только в случае соответствия политике сайта.