16.05.2005. Выступление Президента РА Роберта Кочаряна на саммите
1in.am. Демографически позитивные годы
09 Июн 2011  
09.06.2011  |  15:53   |   Интервью

24.11.2005. Интервью Президента РА Р.Кочаряна словенской газете “ДЕЛО” /Любляна/

Беседовал Андрей Михолич

- Географы все продолжают спорить по поводу того, где же все-таки находится Армения? Интересно, куда вы сами себя определяете?

- Географически мы находимся на стыке Азии и Европы, но, несомненно, мы относим себя к европейской культуре и пытаемся строить свое государство на европейских представлениях о государственности и европейских ценностях. Сейчас слово Европа гораздо чаще упоминается в политическом контексте, чем в географическом. Наша специфика в том, что мы находимся и находились в течении веков на территории, на которой проходила постоянная линия соприкосновения различных культур, различных цивилизаций, и поэтому очень чувствительны к некоторым процессам, происходящим сегодня в мире. Но вопроса о собственной принадлежности у нас никогда не было.

- Видит ли себя Армения в составе Европейского Союза? И если да, то когда это может произойти?

- Сегодня мы не формулируем задачу вступления в Европейский Союз. Нам представляется, что Евросоюз сам не определился, насколько далеко на Восток могут простираться его границы. Это первое обстоятельство. И второе. Референдумы во Франции и Голландии все-таки показали, что европейцы нуждаются в паузе: осмотреться, осмыслить происшедшее для того, чтобы определить дальнейшие перспективы развития. Прагматичнее сегодня говорить о практическом наполнении политики “Нового соседства”, принятой Евросоюзом. Прагматичнее говорить о плане действий в рамках этой политики, которая позволила бы нам через эффективные реформы поднять Армению до уровня европейских стандартов. Пусть следующее поколение европейских и армянских политиков будет решать вопросы более полноценной евроинтеграции, учитывая конкретное время и обстоятельства.

- Как вы относитесь к процессу вступления Турции в ЕС? Какова позиция Армении по этому вопросу?

- Есть представление, что Армения "a priori" должна быть против этого процесса, исходя из проблематичных отношений между нашими странами. Но это не так. Мы говорим следующее: что начало переговоров и сами переговоры не должны быть льготными. Впервые Евросоюз начал переговорный процесс со страной, которая блокирует своего соседа. Закрытая граница не соотносится с европейскими представлениями о взаимоотношениях с соседями, о свободе перемещения товаров, рабочей силы и так далее. Речь также идет об отрицании темных страниц собственной истории. Способность к покаянию один из важных компонентов европейской культуры, в корне которой лежат христианские ценности. Поэтому нам представляется, что первый шаг по началу переговоров с Турцией все-таки оказался льготным. 

- Собирается ли Армения вступить в НАТО? 

- Вступление в любой военно-политический блок должно быть очень четко мотивировано. И, в данном случае, основой этой мотивации должно быть обязательное повышение степени безопасности страны. Это не может быть данью моде, либо неким подражательским поведением. Когда Словения вступала в НАТО, факт очевидного усиления вашей безопасности был неоспорим. Теперь посмотрите на политическую карту мира, на Южный Кавказ, который традиционно имел сильное российское влияние, на Армению, находящуюся на стыке Турции, Ирана, и задайте себе вопрос: процесс вступления в НАТО повысит степень безопасности Армении, или наоборот? Поэтому мы не говорим о вступлении в НАТО и такой задачи перед собой не ставим. Но мы намерены серьезно расширять наше сотрудничество с альянсом как с ключевой европейской организацией по вопросам безопасности. Сотрудничество будет осуществляться в рамках Программы индивидуального партнерства (IPAP). 

- У Вас с президентом Словении схожие биографии: вы оба за свою карьеру были Президентами разных стран. Известно, что Вы были Президентом Нагорно-Карабахской Республики. Интересно узнать, каковы сегодня взаимоотношения между Ереваном и Степанакертом? Можно ли назвать эти отношения союзом? 

- Я бы применил термин “асимметричная конфедерация”. Попытаюсь объяснить. Карабахская проблематика всегда имела две составляющие: первая – это проблема разделенного преступным режимом Сталина народа и постоянное стремление к воссоединению. И второй компонент: Карабах в течение всей своей истории имел очень большую степень самостоятельности, которая выражалась в разных формах на протяжении многих столетий, и постоянное стремление к независимости в Карабахе существовало всегда. Но речь идет не о независимости от Армении, а о независимости в национальном понимании. В результате распада советской империи, через референдум, соблюдая абсолютно все правовые нормы, народ Карабаха реализовал свое право на самоопределение. Я думаю это была самая рациональная форма приобретения независимости. Вместе с этим, первая составляющая, о которой я говорил, то есть стремление к воссоединению разделенного народа, всегда присутствовала и продолжает присутствовать и в Карабахе, и в Армении. По-моему, очень даже понятно, что здесь происходит. Относительно же сходности наших с Президентом Словении биографий, то определенное сходство, конечно же, есть. Разница в том, что я был Президентом в двух армянских государствах: в одном признанном и другом непризнанном. А ваш Президент был руководителем сначала Югославии, а потом уже независимой Словении. Я думаю, что и эта параллель помогла нам иметь очень конструктивный разговор. 

- По сей день Нагорно-Карабахскую Республику не признало ни одно государство мира, в том числе и Армения. Почему же вы официально не признаете НКР?

- Фактическое признание Арменией Нагорно-Карабахской Республики состоялось давно. В Карабахе сейчас в хождении официальная валюта Армении – драм, у нас единое таможенное пространство, в Ереване находится официальное представительство НКР, у нас постоянные открытые контакты с руководством Карабаха, одним словом – идет серьезный интеграционный процесс, который я уже назвал асимметричной конфедерацией. Если вы имеете ввиду некий акт формального признания, то мы связываем его с сегодняшним состоянием переговорного процесса. И если переговорный процесс по урегулированию конфликта исчерпает себя, не принеся какого-либо результата, то я не исключаю формального акта признания, как и не исключаю возможность воссоединения. И это не будет действием, которое потребует мер принуждения, скорее наоборот: сдерживание этого процесса предполагает наличие определенной политической воли. Вообще, естественный процесс и по признанию, и по воссоединению идет сам по себе. 

- Каким Вам видится будущее Нагорного Карабаха сегодня, после 11-и лет со дня подписания договора о прекращении огня?
 
- Во-первых, сейчас – это состоявшаяся Республика с эффективно функционирующими органами власти, с демократическими институтами и активно формирующимся гражданским обществом. Это факт. Причем развитие демократических институтов и гражданского общества идет намного успешнее, чем в Азербайджане. Как будет развиваться ситуация дальше, зависит от того, насколько успешным будет переговорный процесс, каков будет его результат. Но иного статуса, ниже, чем независимость Республики, ни один армянин не представляет вообще. Произошли необратимые процессы, в Карабахе выросло поколение людей, для которых власть Азербайджана – это темные страницы своей истории. Они выросли в свободной, независимой стране, и не представляют себе возврата к прошлому. Кроме того, в составе независимого Азербайджана Карабах никогда не был. Он был в составе империи, имел автономию, империя распалась, Карабах обрел независимость и отстоял ее в ходе агрессии, которая была против него предпринята с целью подчинить Азербайджану. Я не знаю, как я могу объяснить своим детям некий иной статус Нагорно-Карабахской Республики? Они просто не знают что это такое. Мы жили там, и моему старшему сыну было семь лет, когда была провозглашена фактическая Независимость Карабаха. Представьте сейчас, если молодым людям, живущим в Словении скажут, что восстанавливается Югославия, и Словения должна вернуться в ее состав. Какая, представьте, будет реакция?  

- Как вы думаете, докатится ли волна так называемых “цветных” революций, произошедших в Грузии, на Украине и в Киргизии, до вашего региона? 

- Очевидно, что этот процесс во всех постсоветских странах повлиял на активность оппозиции. Всем показалось, что если где-то получилось, то почему они не могут реализовать это у себя. Вообще все революции имеют сильную тенденцию к подражанию. Образ Чегевары не дает покоя очень многим. Речь не об идеологии, а о процессе. И довольно редки те случаи, когда революция реально улучшала жизнь граждан. По крайней мере из трех примеров, которые вы привели, в Киргизии и на Украине наблюдается сильный спад экономического роста, от чего простым гражданам наверняка лучше не стало. Я думаю, народы в других странах стали правильно понимать эту ситуацию, но попытки подражания для оппозиции, мне кажется, будут продолжаться. Я повторюсь: Чегевары нет давно, но образ этот не дает покоя очень многим.
 
- Как Вы оцениваете председательство Словении в ОБСЕ? Был ли положительным этот период для Вашей страны?

- Словенское председательство в ОБСЕ было весьма продуктивным для переговорного процесса по Карабаху. За последние три года только в этом году мы говорим открыто, что переговорный процесс позволяет говорить об осторожном оптимизме. Нам было легко общаться с вашим министром иностранных дел, я думаю это исходило из того, что будучи страной балканской, вы достаточно хорошо понимаете тонкости и сложности этнических конфликтов, и это позволяло с полуслова понимать друг друга.

Фото
|
Также может заинтересовать
 
15.01.2016

 
08.04.2015

 
 
 
 
16.11.2015

 
07.09.2015

 
13.01.2014

 
 
 
 
16.11.2015

 
 
 
 
02.07.2018

 
 
 
 
19.11.2015

 
 
 
 
22.09.2015

 
 
 
 
 
 
 
12.03.2018  |  Политические

 
 
07.09.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
15.10.2018

 
 
 
 
 
 
07.09.2015

 
 
 
16.07.2018

 
 
 
 
 
16.11.2015

 
 
 
25.07.2018

 
 
19.11.2018

 
 
 
 
28.04.2014

 
 
 
 
 
22.04.2014
ПРОДОЛЖЕНИЕ ИНТЕРВЬЮ

Уважаемые посетители,

Представляем вашему вниманию продолжение интервью второго президента РА Роберта Кочаряна нашему сайту. По нашей просьбе президент Кочарян обратился к одной из самых обсуждаемых тем последних нескольких месяцев – к теме конституционной реформы, а также ответил на другие, не менее актуальные вопросы. Кстати, мы представили в канцелярию второго президента несколько новых вопросов, затрагивающие такие актуальные темы политической повестки дня, как проблема так называемых “красных линий”, камер, фиксирующих нарушения дорожного движения и проблему слишком высоких штрафов, сомнительную продажу Воротанской ГЭС и т.д. Надеемся, что в ближайшем будущем у нас появится возможность ознакомиться с точкой зрения Роберта Кочаряна на эти проблемы и представить нашим читателям новое интервью.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
13.01.2014

 
25.02.2014  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
06.10.2015  |  Политические

 
 
 
28.04.2014

 
 
 
 
07.09.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
16.11.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
07.09.2015

 
 
16.11.2015

 
 
 
 
 
 
04.07.2018  |  Политические

 
 
 
 
 
16.08.2018

 
 
 
 
 
 
16.11.2015

 
 
 
 
 
 
 
14.09.2015

 
 
 
07.09.2015

 
 
08.04.2015

 
 
07.09.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
07.09.2015  |  Политические

 
 
16.11.2015

 
 
 
27.06.2018

 
 
26.06.2015  |  Политические

 
07.09.2015

 
08.04.2015  |  Политические

 
 
 
08.09.2015  |  Политические

 
 
16.11.2015

Все материалы, посылаемые нам посетителями сайта www.2rd.am и www.2nd.am, независимо от формы, количества и объема, полностью или частично публикуются только в случае соответствия политике сайта.