Стабильно развивающаяся банковская система
Дружные стенания
03 Мар 2012  

Ожидания были преувеличены

2 марта 2006 года президент Республики Армения дал интервью Общественному телевидению Армении, Второму армянскому телеканалу и Общественному телевидению Арцаха. Оно состоялось сразу же после встречи президентов Армении и Азербайджана в Рамбуйе. Данное интервью полностью представляем вашему вниманию не только потому, что уже давно на нашем сайте не появлялись  интервью и выступления второго президента, но и по той причине, что позиция Кочаряна в арцахском вопросе сегодня тоже является правильным  и уместным. Что будет, если переговоры по урегулированию карабахской проблемы потерпят крах? Какие шаги в таком случае должна предпринять  Армения? В интервью есть ответы на эти вопросы. 

ВОПРОС: Г-н Президент, на первые полосы СМИ Армении вновь вернулась тема карабахского урегулирования. Так периодически бывает, когда также с подачи сопредседателей МГ тема периодически "подогревается", ожидания увеличиваются. После переговоров в Рамбуйе вновь начался этап разочарования. Ожидания возросли, люди ждали, что есть надежда на какие-то четкие договоренности. Однако сейчас это оборачивается глубоким разочарованием. Как Вы оцениваете переговоры в Рамбуйе, и вообще как представляете дальнейший путь?

Р.КОЧАРЯН: Вы знаете, в Рамбуйе не произошло ничего трагического. По одному важному принципу не удалось договориться. Но во время всех наших встреч всегда бывали пункты, по которым нам удавалось прийти к какому-то общему согласию и оставались какие-то вопросы вокруг которых мы не достигали договоренности. Конечно, возникает вопрос, откуда возникло это разочарование? Уверен, что от чрезмерных ожиданий. И конечно, следует объяснять также, откуда проистекали эти ожидания. В первую очередь, как Вы уже отметили, от оптимистических заявлений, которые периодически до встречи в Рамбуйе озвучивали сопредседатели, официальные лица различных международных структур.
Констатируем факт: у нас была встреча наедине в Рамбуйе. Потому что ранее на протяжении около двух лет все наши встречи были сопряжены с крупными международными событиями, на которые собирались президенты разных стран. В рамках этих мероприятий происходили отдельные встречи по проблеме Карабаха. Конечно, таких ожиданий они не порождали.

Приглашение президента Франции и его такая вовлеченность тоже, конечно, сформировали определенные ожидания. И все это вместе создало такую психологическую атмосферу, что все ожидали какой-то кульминации. Какой-то развязки. Этого не произошло. Но в реальности переговорный процесс не был адекватен этим ожиданиям. Это однозначно. 

Может возникнуть другой вопрос - почему сформировалась такая атмосфера? Тому тоже есть очень простой ответ, связанный с тем обстоятельством, что с 2006 годом связываются довольно большие надежды. По объективным причинам. Нет выборов в Армении. Нет выборов в Азербайджане. 2007 и 2008 годы будут сложными для Армении, и вопрос может стать заложником предвыборных настроений. 

Достаточно серьезное воздействие оказало также намерение достигнуть договоренностей о принципах решения вопроса до встречи восьмерки в Санкт-Петербурге. Это достаточно важный фактор, и сопредседатели полагали, что если удастся придти к встрече восьмерки с договоренностью о принципах, это будет наилучшей гарантией и международное сообщество сделает максимум возможного для осуществления договоренностей. Во всех аспектах - и безопасности, и экономического содействия, и финансового, и, конечно, политического. Эти сроки вынуждали в определенной мере ускорить процесс. По-существу, именно в этом причина, и конечно это желание было оправданным всем тем, что стороны выиграли бы, если бы это удалось. Не удалось. Что же теперь будет? Мы, конечно, продолжим переговоры. После встречи министров иностранных дел станет ясно, какими темпами мы продолжим. 

ВОПРОС: То есть это был не Ки-Уест? 

Р.КОЧАРЯН: Нет.

ВОПРОС: Если сопредседатели сами порождают атмосферу ожидания, то ведь сами же должны постараться, чтобы ожидания оправдались. Была подобная работа с их стороны?

Р.КОЧАРЯН: Несомненно, была. И у них самих были надежды, и по той причине, что по целому ряду принципов в реальности договоренности были. Но больших ожиданий, что и по этому пункту мы преодолеем препятствие, не было. Я, к примеру, здесь больших надежд не питал. И поэтому я сказал в Швеции, что настроен с осторожным оптимизмом, даже очень осторожным. Объективно надо сказать, что определенный позитивный путь мы прошли. Однако урегулирование вопроса настолько сложный процесс, что можно договориться, к примеру, по 15 принципам, и недоговоренность всего по одному вопросу будет значить, что процесс не начинается. И надо либо пересмотреть весь пакет, либо продолжать искать решения по этому принципу. 

ВОПРОС: Господин Президент, считаете ли Вы, что сегодняшний формат переговоров - наилучший? Нет ли необходимости, чтобы Нагорный Карабах также был вовлечен в переговоры? Может, действительно, более благоприятными будут условия, если вместо руководителей Республики Армения в переговорах будут участвовать руководители Нагорно-Карабахской Республики?

Р.КОЧАРЯН: Думаю, есть определенное недопонимание в отношении следующего: Карабах в действительности участвует в переговорном процессе. Просто участие Карабаха носит ассиметричный характер и не является полноценным. Но когда сопредседатели приезжают в регион, обязательно встречаются с властями Карабаха. Действующий председатель ОБСЕ - обязательно встречается. Не было ни одной моей встречи с президентом Азербайджана, до и после которой я не проводил консультации с президентом Карабаха. То же самое - в отношении встреч министров иностранных дел. Карабах, несомненно, вовлечен, является участником этого процесса, и не участвует в формате встреч президентов Армении и Азербайджана. Это, во-первых. 

В отношении второй части Вашего вопроса. Мы должны постараться еще раз понять следующее. Этот формат, действительно, не соответствует формату конфликта (по существу, формат конфликта: Карабах - Азербайджан с активной вовлеченностью Армении). Формат переговоров асимметричен и не адекватен формату конфликта. Но тот формат, который мы сегодня имеем, приносит только негативные последствия, или имеет и большой позитивный ресурс? 

К примеру, в чем состоит негатив? В первую очередь, что Азербайджан пытается использовать этот формат также для параллельного обвинения Армении в агрессии, в захвате территорий. По существу, в этом заключается негативный фактор. Однозначно утверждаю: все знают сущность конфликта, и все понимают, что отказ Азербайджана вести переговоры с Карабахом исходит скорее из психологического комплекса, связанного с последствиями войны. И тот негатив, который может иметь место, в определенной степени нейтрализован более глубокими представлениями о сущности конфликта. 

Что мы выигрываем от этой ситуации? Первое и самое главное. Армения с намного большей эффективностью может отстаивать интересы армянской стороны. Во время переговоров статус сторон чрезвычайно важен. И пренебречь интересами непризнанного государства гораздо легче, чем интересами признанного государства. Понимаете, за столом переговоров существует вопрос статусов. 

Второе. Я, как активная сторона переговоров, приобретаю гораздо больше возможности в ходе всех своих визитов, всех своих встреч представлять карабахский вопрос, в качестве субъекта, несущего непосредственную ответственность за переговоры. То же - и министр иностранных дел Армении. Наверное, никто не сомневается, что уровень и частоту общения президента и министра иностранных дел Армении трудно сравнить с уровнем общения президента и министра иностранных дел Карабаха. На протяжении лет мы имеем возможность активно разъяснять карабахский вопрос из первых уст, а не как сторона, содействующая со стороны. Это большой ресурс. 

Третье преимущество: вовлеченность президента Армении в переговоры гораздо выше поднимает ответственность Армении за Нагорно-Карабахскую Республику, поскольку мы, по существу, весь потенциал Армении - и дипломатический, и экономический, и оборонный - задействуем для урегулирования конфликта. Это серьезный аргумент, или нет? Конечно, серьезный. И именно тремя этими обстоятельствами объясняется тот факт, что вовлеченность Армении имела положительный эффект в том плане, что мы получаем предложения, которые в реальности могут послужить основой для переговоров. В противном случае для меня было бы гораздо легче сказать: знаете, Армения, армянская сторона согласна на любой вариант, о чем договорится Карабах. То, что делалось в свое время. И в то время мы получали такие предложения, которые не то что принять за основу, но в первый же момент необходимо было отклонить. И проистекало это как раз из различия статусов и также от правильного применения технологии переговорного процесса.

Значит, что мы должны делать? По моему мнению, надо стараться активнее вовлечь Карабах в переговорный процесс.
Разумеется, наилучшим вариантом было бы, если бы за стол переговоров сели президент Азербайджана, президент Карабаха и президент Армении. И Карабах был представлен своей законной властью, а не общинным вариантом - армянским и азербайджанским, каковые попытки предпринимались в начале 90-х. Было бы оптимально участвовать втроем. Попытаемся работать, чтобы активнее вовлечь Карабах, но не для того, чтобы занять место Армении, и не для уменьшения роли Армении. В противном случае мы понесем большие потери. 

А карабахцам просто специально скажу следующее: вам следует проявлять беспокойство тогда, когда президент Армении начнет избегать брать на себя эту ответственность. Если начнет пытаться отойти в сторону, занять позицию поддерживающего со стороны. Вот тогда вам надо будет беспокоиться. Это будет значить, что президент Армении либо не верит в благоприятные результаты, либо не находит в себе достаточно сил, чтобы вести дело вперед. 

: В этом плане нам нечего беспокоиться…

Р.КОЧАРЯН: Нет, но некоторые последние заявления и развития событий показывают: есть люди, которые либо недостаточно представляют эти нюансы, либо пытаются искать то, чего здесь искать нельзя. 

ВОПРОС: Господин Президент, в последнее время в Армении и за рубежом введена в оборот идея, что в разрешении Косовской проблемы на Балканах выработаны механизмы, которые при успешном применении могут быть использованы также в Армении. Для нас этот вариант приемлем?

Р.КОЧАРЯН: Попробую ответить на этот вопрос в более широком контексте. 

Вообще считаю очень позитивными те тенденции, которые есть сегодня в мире в плане урегулирования подобных конфликтов. Намного большее внимание уделяется принципу самоопределения наций. Если попробуем окинуть взглядом и оценить те конфликты, которые получили разрешение в последнее время, увидим, что все они были урегулированы именно по этому принципу – независимость Эритреи, независимость Восточного Тимора посредством референдума, то, что происходит сегодня в Косово – ни у кого нет сомнения, какую развязку получит этот конфликт. Ожидается референдум в Черногории, вопрос Палестинского государства более ни у кого не вызывает сомнения, даже у властей Израиля, подписанное в Судане соглашение вокруг конфликта север-юг. Принцип урегулирования всех этих конфликтов – применение принципа самоопределения. В этом плане год от года наши позиции в переговорном процессе усиливаются. С внешним миром намного легче сегодня говорить об урегулировании нагорно-карабахской проблемы в плане принципов, разъяснений. Тенденции позитивны, и все понимают, что территориальная целостность, хоть и является очень важным принципом, во многих случаях используется как средство оправдания при осуществлении насилия над национальными меньшинствами. Значит, с этой точки зрения я намного более оптимистично смотрю на продолжение переговорного процесса, так как те примеры, которые сегодня есть, создают возможность также и для нашей более активной работы.

ВОПРОС: В первом вопросе мы коснулись вопроса сопредседателей. Я бы хотел попросить Вас поговорить об этом поподробнее. Годы назад было впечатление, что они мешают друг другу. Потом, позже, Вы сказали, что они работают вместе, и сотрудничество протекает очень успешно. Как Вы сегодня оцениваете работу сопредседателей? Прошу также коснуться заявления, которое сделал президент России в Азербайджане. Как Вы его оцениваете? 

Р.КОЧАРЯН: По поводу работы сопредседателей, уверен, что они в рамках своего мандата делают максимальное. Они сегодня призваны содействовать сторонам в поиске решения. Когда я сам себя спрашиваю, что я мог бы сделать на их месте для содействия, затрудняюсь ответить. У них есть полномочия, в рамках которых только они могут действовать. Никаких противоречий, попыток вырвать друг у друга инициативу, нет. Подобного нет, как минимум, за последние 7-8 лет (речь не о последних одном-двух годах). Возможно и в этом причина, что мы, тем не менее, несмотря на трудности, прошли довольно большой путь. В этом также причина, что был Ки-Уест, когда мы были довольно близки, и был Рамбуйе, когда в реальности также были довольно близки. 

Что касается этого заявления президента России. Я знаю, какая была реакция в Армении. Я не почувствовал никакого давления, намерения мне что-либо навязать, каких-либо имперских нюансов в ходе этого разговора. Был очень дружеский обмен мнениями. Что произошло в Баку: во время обсуждений у президента РФ сложилось впечатление, что можно преодолеть то препятствие, которое в Рамбуйе привело к неудаче. Это только проявление доброй воли человека, который искренне хочет, чтобы вопрос получил какое-то решение. Но также понимаю, почему в Армении была такая реакция.

Вероятно, у многих сложилось впечатление, что в Баку вокруг каких-то вопросов договорились и попытаются навязать Армении какое-то неблагоприятное для армян решение. С оттенками заговора. Скажу, что это не так, и наши связи с Россией и личные отношения с президентом России просто исключают подобные проявления. Мы конкретно не договорились, когда встретиться, но по телефону детально обсудили связанные с этим вопросы. Договорились, что дополнительно свяжемся и решим, когда можем специально встретиться, чтобы обсудить этот вопрос. Видите, по чувствительному вопросу, какие могут возникать чувства от каких-то вещей, когда люди даже не имели никаких плохих намерений. Думаю, президент России даже не ожидал, что сказанное на пресс-конференции может иметь такую реакцию в Армении. Уверен, что и не думал, что может быть такая реакция. 

ВОПРОС : В интервью одной из турецких газет президент Азербайджана заявил, что официальный Баку предпочитает идти не путем поиска каких-то сложных решений, а просто затягивать процесс, поскольку «время работает на Азербайджан». Каково Ваше отношение к этому заявлению, какой способ действий примет армянская сторона?

Р.КОЧАРЯН: Если азербайджанская сторона уверена, что время работает на нее, то зачем участвует в переговорном процессе? Если участвует чисто для имитации – тоже вариант. Это может объяснить неудачу Рамбуйе. Но здесь может быть также другое объяснение. Любое решение будет предполагать принятие трудных решений и в Азербайджане, и в Армении, и в Карабахе. Создалась такая ситуация, есть проблемы, к которым стороны, кажется, приспособились. Перемены ситуации создадут новые вопросы и во внутриполитическом плане, и в других аспектах, что потребует принятия решений. Если же вы не готовы проявить достаточную политическую волю для принятия решений, конечно, одним из лучших обоснований может быть именно это: раз время работает на нас – зачем мы будем сейчас находить какие-то решения, если в будущем можем иметь лучшие решения.

То же самое и я мог бы сказать, и, говоря это, обосновывать уклончивую позицию в решении вопроса. 

Они говорят: "У нас есть нефть, за счет нефти разбогатеем (всегда сравнивают бюджеты Армении и Азербайджана) и с более сильных позиций сможем диктовать угодное нам решение". Хотелось бы высказаться о сути вопроса. Иметь нефть, еще не значит иметь эффективную экономику и боеспособную армию. Мировой опыт, во всяком случае, показывает, что самые развитые страны – не те, что имеют нефть. Не думаю, что правильно напрямую связывать эти два вопроса. Даже наоборот. Можно сказать, что во многих и многих нефтяных странах нефтяной фактор становится деморализующим фактором с точки зрения роста коррупции, формирования клановой экономики. Очевидно также то, что приверженность реформам во многих местах снижается под воздействием нефтяного фактора. В данном случае мы должны говорить об эффективной экономике и глубине реформ. Это будет означать конкурентоспособность страны в регионе, а не только объем нефтяных запасов.

Знаете, когда говорим о духовно-психологических факторах и деморализации, к примеру, в Армении просто не возможно, чтобы общественность возвела в ранг героя преступника, который топором зарубил спящего человека. Это просто не возможно! Уверен, что общество, находящееся в таком психологическом состоянии не может иметь успеха. В этом наше самое большое преимущество и сила.

ВОПРОС: Господин Президент, предположим переговоры по каким-либо причинам сорвались, вошли в тупик и прекращены. Какими будут действия армянской стороны?

Р.КОЧАРЯН: Это будет худший сценарий, но к нему армянская сторона должна быть готова. Я бы не хотел, чтобы мы сейчас входили в подробности этого сценария, в контексте некоторых тактических неудач. В Рамбуйе чего-то не удалось – мы еще продолжим переговоры. Еще есть шансы для движения вперед. Если наступит момент, когда Азербайджан, действительно, однозначно говорит, что время работает на них, "усилим свою армию и в последствии по праву силы решим карабахский вопрос", то наши действия будут следующими. В первую очередь, признание Нагорно-Карабахской Республики "де-юре" со стороны Республики Армения. Второй шаг: правовое оформление ответственности Республики Армения за вопросы безопасности народа НКР. Подпишем ряд договоров, что будет значить, что любое посягательство в отношении НКР является посягательством в отношении Армении. Третье, конечно, укрепление пояса безопасности, который сформирован сегодня вокруг Карабаха. Укрепление пояса безопасности новыми подходами. Здесь не хочу раскрывать скобки. И, конечно, начнется более активный процесс в направлении интеграции в вопросах обороны.

Самое главное, осознавая, что есть такая ситуация, мы должны лучше работать, проводить более глубокие реформы в Армении, чтобы быть конкурентоспособными в регионе, чтобы обеспечить экономический рост и формирование эффективной экономики. Уверен, что такой потенциал наш народ имеет. В этом у меня просто нет сомнения.

: Спасибо, господин Президент, за подробное интервью.

Р.КОЧАРЯН: Спасибо. Тема много обсуждалась, и я посчитал, что такая встреча даст возможность предоставить необходимые разъяснения по ряду вопросов.

Фото
|
Материалы
Также может заинтересовать
 
 
 
 
12.03.2018  |  Политические

 
 
 
 
07.09.2015

 
 
 
 
 
15.01.2016

 
 
28.04.2014

 
 
 
 
 
 
 
07.09.2015  |  Политические

 
 
 
 
 
 
19.11.2018

 
15.10.2018

 
 
 
 
 
02.07.2018

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
16.11.2015

 
 
07.09.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
16.08.2018

 
 
 
16.11.2015

 
 
 
28.04.2014

 
07.09.2015

 
 
 
 
 
 
08.04.2015

 
16.07.2018

 
 
 
 
04.07.2018  |  Политические

 
 
 
16.11.2015

 
25.02.2014  |  Политические

 
 
07.09.2015

 
 
 
 
 
16.11.2015

 
 
 
 
16.11.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
07.09.2015

 
 
 
 
 
08.04.2015

 
 
 
 
 
 
 
07.09.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
 
07.09.2015

 
 
 
26.06.2015  |  Политические

 
 
16.11.2015

 
 
22.04.2014
ПРОДОЛЖЕНИЕ ИНТЕРВЬЮ

Уважаемые посетители,

Представляем вашему вниманию продолжение интервью второго президента РА Роберта Кочаряна нашему сайту. По нашей просьбе президент Кочарян обратился к одной из самых обсуждаемых тем последних нескольких месяцев – к теме конституционной реформы, а также ответил на другие, не менее актуальные вопросы. Кстати, мы представили в канцелярию второго президента несколько новых вопросов, затрагивающие такие актуальные темы политической повестки дня, как проблема так называемых “красных линий”, камер, фиксирующих нарушения дорожного движения и проблему слишком высоких штрафов, сомнительную продажу Воротанской ГЭС и т.д. Надеемся, что в ближайшем будущем у нас появится возможность ознакомиться с точкой зрения Роберта Кочаряна на эти проблемы и представить нашим читателям новое интервью.

 
08.09.2015  |  Политические

 
 
 
16.11.2015

 
25.07.2018

 
 
 
 
 
08.04.2015  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
 
14.09.2015

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
13.01.2014

 
 
 
 
27.06.2018

 
 
 
 
 
19.11.2015

 
 
 
06.10.2015  |  Политические

 
 
 
 
 
 
 
22.09.2015

 
 
13.01.2014

 
 
 
07.09.2015

 
 
 
 
16.11.2015

 
 
 
 
 
 
Все материалы, посылаемые нам посетителями сайта www.2rd.am и www.2nd.am, независимо от формы, количества и объема, полностью или частично публикуются только в случае соответствия политике сайта.